АТАКА С ТЫЛА: ИНТРИГИ КРЕМЛЯ В ПОЛЬШЕ

Примечание редакции. О провокации, которыми РФ пытается давить на болевые точки в украинском-польских отношениях — в материале Oxana Kozak для InformNapalm.

Атака с тыла: интриги Кремля в Польше

Кремлевский вирус глубоко вживлен и действует на самых высоких уровнях мировой и европейской политики. Громкие скандалы относительно вмешательства в избирательный процесс в США, разоблачения связей политиков первого эшелона и высокопоставленных европейских и американских институтов с российским руководством (громкие — отставка советника президента США по вопросам национальной безопасности Майкла Флинна (13 февраля 2017), требование о сложении полномочий председателя ПАСЕ Педро Аграмунт ), прямые обвинения в адрес Кремля во вмешательстве во внутренние дела стран (свежий эпизод — Черногория в связи с ее вступлением в НАТО ), высылки дипломатов (последние события — Эстония и Молдова ) и др.

Все это — лишь верхушка айсберга и примеры прозрений относительно влияния России на политические процессы разных уровней. Не последний фактор в этих откровениях, которые ведут к определенным шагам и действиям по агентов российского влияния, — документы и секретную переписку, добытые хактивистов UCA и обнародованы международным сообществом InformNapalm. Речь идет не только о материалах уровня SurkovLeaks — переписка из канцелярии помощника президента РФ Владислава Суркова, но и деятелей меньшего масштаба — с первого взгляда, незначительных, маловлиятельных и похожих на фриков. Ущерб, который они наносят, нельзя недооценивать: незаметный червь со временем может свалить дерево.

Наглядным примером таких агентов влияния является Александр Усовський — гражданин Беларуси, руководитель фиктивной негосударственной организации «Восточно культурная инициатива», зарегистрированной 2013 года в Братиславе. Он сам называет себя «куратором Восточной Европы» от Кремля, публиковался на сайте «Украинской выбора» Виктора Медведчука. Переписка Усовського с Константином Затулиным (депутатом Госдумы России, директором Института стран СНГ) и другими представителями «ближнего круга» Путина InformNapalm обнародовал в феврале 2017 года. Речь идет о Польше — о «задумки» и «проекты», профинансированы Кремлем, часть из которых были реализованы и продолжают реализовываться. И вот через полгода ведущие западные СМИ вновь обратили внимание на тему «типичного Усовського». Исследования продолжаются, а мы представляем читателям новую инфографику (PDF) .

Атака с тыла: интриги Кремля в Польше

Украинский-польские отношения имеют глубокие корни нерешенных болезненных вопросов. И в войне против Украины РФ решила активно давить на них, параллельно пытаясь вернуть свое влияние в Восточной Европе. Усовський — лишь один из примеров типовой модели привлечения агентов-фрилансеров. Сколько таких «типичных Усовських» привлекла Москва — неизвестно. Но на примере раскрытых переписок этого агента можно воспроизвести общую модель работы таких деятелей в странах Восточной Европы, составить представление о методах и ресурсы, которыми они оперируют.

Несмотря на то, что Польшу справедливо называли главным адвокатом Украины в ЕС, несмотря на большую поддержку демократических процессов в Украине во время обеих Майданов и т.д., украинский-польские отношения никогда не были безоблачными. Наиболее чувствительным остаются вопросы отношения к историческим событиям — Волынской трагедии 1943 года, операции «Висла» и другие. Оценки прошлого — вопрос сложный и деликатный. Выработка общей или взаимоприемлемого позиции, взаимное покаяние и прощение требуют времени и кропотливой системной работы — от уровня президентов до культурного обмена и связей.

Очередная эскалация польско-украинской «войны памятей» связана с актуализацией в обеих странах тематики, связанной с событиями 40-х годов прошлого века. «Сегодня можно сказать, что поляков и украинский ничто не разделяет, кроме споры об одном фрагмент истории — волынские преступления», — считает польский историк Гжегож Мотыга в разговоре о возможности использования тех событий как инструмента в пользу России в современной гибридной войне.

Революция достоинства и АТО в Украине происходили также и под красно-черными флагами УПА. Энергетика освободительной борьбы для многих украинский является источником вдохновения на борьбу за свободу и в наше время. Отдавая должное предыдущим поколениям борцов, новая украинская власть приняла ряд решений, прежде всего, Закон «О правовом статусе и памяти борцов за независимость Украины в XX веке» . Хотя инициаторы мемориализации борьбы УПА никоим образом не стремились антагонизма с Польшей в Варшаве эти инициативы восприняли прохладно.

Если в Украине рост националистических настроений было реакцией на российскую агрессию, то в Польше аналогичная тенденция связывается с неэффективностью многих направлений политики на уровне ЕС и разочарованием в действиях предыдущего руководства, сформированного центристской партией «Гражданская платформа» (находилась у власти в течение 2010-2015 лет).

В Польше состоялась мобилизация общественно-политических групп, которые выступают за укрепление обороноспособности, возложение на собственные силы, защита польской идентичности, предпочтение моральных (а не прагматических) императивов в политике, восстановления «исторической справедливости» в отношениях с соседями, стремление лидерства (а не равноправного партнерства) в Восточной Европе. И это конвертировалось в поддержку как новой правящей партии — консервативной «Право и справедливость», так и более радикальных организаций правого толка.

В отношениях с соседними государствами руководство Польши балансирует между практической потребностью добрососедства и стремлением сохранить поддержку собственных избирателей. Усиление в обществе веса исторической памяти о жертвенности польского народа во время Второй мировой войны привело, в частности, к появлению резолюции Сейма по делу памяти жертв геноцида, совершенного украинскими националистами в отношении граждан Второй Речи Посполитой в 1943-45 годах . Таким образом, научные оценки тех трагических событий польской историографией получили официального звучание.

Общая атмосфера, возникшая вследствие обострения отношения к историческим событиям, влияет также на интеллектуальное и художественное среду Польши, производит произведения антиукраинского направления, например, художественный фильм режиссера Войцех Смаржовский «Волынь». Радикальные среды в Польше прибегают к активным антиукраинских действий: обнародование заявлений, проведения публичных акций, осуществление нападений на украинском, акций вандализма над объектами украинских мест памяти в Польше и за рубежом.

Атака с тыла: интриги Кремля в Польше

Тем не менее, настоящие интересы Киева и Варшавы требуют партнерства, а не соревнование. Поэтому наряду с досадными случаями нагнетания конфликта есть и примеры понимания и взаимной поддержки. В частности, во время визита Президента Украины Петра Порошенко в Варшаву 2 декабря прошлого года было подписано важное двустороннее соглашение о сотрудничестве в области обороны за 24 направлениям и совместную декларацию по энергетической безопасности. Президент Польши Дуда подчеркнул тогда важность развития европейского пространства безопасности и отметил, что Украина и Польша могут инициировать «общий польско-украинский институт соседства на основе атмосферы правды и примирения между нашими народами».

И украинские, и польские представители как власти, так и гражданского общества неоднократно подчеркивали: бенефициаром «войны памятей», безусловно, третья сторона, и по этим антиукраинскими и антипольскими акциями может стоять Москва.

типичный Усовський

Подогрев польско-украинских противоречий на исторической ниве Кремль практиковал еще до начала этой необъявленной войны. Тогда российские агенты влияния во властных кругах Украины педалировали тему Волыни с целью дискредитации и ослабления демократической оппозиции. Особенно занимался польскими делами тогдашний регионал и председатель Всеукраинского совета организаций российских соотечественников Вадим Колесниченко . Он организовывал печать и распространение соответствующей литературы, инициировал показ скандальной выставки и тому подобное. В феврале 2014 Колесниченко стал первым нардепом Украины, открыто присоединился к пророссийского мятежа в Севастополе. Можно вспомнить и знаменитый мем другого нардепа-предателя Олега Царева . В 2013 году эта тема была на пике в медиапространстве и Украины, и России синхронно.

Кстати, синхронность этой темы в российских медиа несложно проследить. За последние три года все без исключения провокационные акции — как в Польше, так и в Украине — имели оперативный и фактически обязательный медиасупровид в российских СМИ. Акты вандализма в отношении памятников, митинги, марши, премьера фильма «Волынь» 7 октября 2016 года, обстрел консульства Польши в Луцке 29 марта 2017 года — новости об этих событиях были топовыми в России. То есть «картинка» польско-украинского противостояния в российском телеэфире всегда была трендовой.

Переписка Усовського показывает, что заказчиком и спонсором провокаций часто выступает Кремль и приближенные к нему «серые кардиналы» российской политики. При этом исполнителями выступают активисты наиболее радикальных польских организаций, которые находят взаимопонимание с россиянами не только на меркантильной основе, но и по идейным антиукраинских убеждений.

Например, хорошо известна антиукраинская позиция таких организаций, как Национально-Радикальный Лагерь — Фаланга, политические партии KORWiN, Zmiana и т.п. Они выступают с поддержкой русской оккупационной администрации в Крыму и террористических организаций «ДНР» и «ЛНР»; ведут пропаганду отделения западных областей Украины с последующим созданием сепаратистских «народных республик» или присоединением к Польше; поднимают тему «реституции польской собственности» в Западной Украине и тому подобное.

Их силами в 2014 году организовывались демонстрации в Польше на тему «остановить украинский агрессию на Донбассе» и «антипольского режима в Киеве». Один из активных деятелей этих акций протеста, бывший член SRP и основатель пророссийской партии Zmiana Матеуш Пискорский 18 мая 2016 года было арестован польскими спецслужбами по подозрению в шпионаже в пользу России.

У листуванні Усовського згадуються також ПЛО (Польский Большой лагерь), kukiz’15 SRP (Самооборона Польской Республики) і навіть парламентська PSL (Польская крестьянская партия).

Системная работа с этой средой осуществляется инструментами soft power. Например, дискуссионный клуб Polonia Vita, на финансировании которого Усовський настаивал особо. Согласно переписке, в его планы входило также включение пророссийских кандидатов в списки проходных в Сейм правоцентристских партий и, как результат, создание в Сейме пророссийской группы.

Также особого внимания заслуживают усилия Усовського по продвижению на законодательном уровне получения обязательной подписки из украинских граждан — трудовых мигрантов при приеме на работу. В пояснительной записке говорится, что каждый украинец, который хочет работать в Польше, должен письменно признать ОУН и УПА преступными организациями, а события на Волыни — геноцидом. Каждый работодатель обязан принимать украинский на работу только после получения такой подписки. В случае же невыполнения этого условия его фирма или предприятие перечисляются организаций, которые поддерживают бандеровцев в Польше. Инициативу планировалось провести как закон через Сейм.

По данным министерства семьи, труда и социальной политики Польши, в прошлом году право на работу получили 706 000 граждан Украины. То есть речь идет о, без преувеличения, давление на украинское меньшинство в Польше — еще одну болевую точку украинского-польских отношений. В создании атмосферы нетерпимости и враждебности к Украинской в ​​Польше, несомненно, Россия очень заинтересована.

Идеи Усовського можно было бы воспринимать в определенной степени как бред, если бы сегодня они не имели одобрения — открытого или молчаливого — части польского общества. К тому же, эти настроения озвучиваются и усиливаются заявлениями высокопоставленных , представителей церкви и тому подобное.

Наконец, эта война — гибридная, и в ней задействованы мощные небоевые ресурсы, главный из которых — информационное воздействие, формирование public opinion, возмущения определенных настроений и, как результат, действий. Россия применила тактику «тысячи порезов» — каждая отдельная рана будто и не страшная, но в целом такие атаки скрывают смертельную опасность. И для этого Москва обладает значительным арсеналом и имеет значительные ресурсы. С известно или нет, много публичных деятелей и общественных групп в Восточной Европе втягиваются в идеологическую кампанию Кремля.

Источник: InformNapalm .