ИМПЕРИЯ МОН НАНОСИТ ОТВЕТНЫЙ УДАР

Наука против чиновников, или Все прелести закона «О научной и научно-технической деятельности»

Юрий Сергучев

Принятый Верховной Радой Закон Украины «О научной и научно-технической деятельности» от 26 ноября 2015 года, в котором определены государственные руководящие органы по развитию научной сферы, такие как Национальный совет Украины, состоящий из Научного и Административного комитетов (НК и АК), а также Идентификационный комитет (ИК), который избирает Научный комитет, стал сильным ударом для руководящих чиновником Министерства образования и науки (МОН).

Согласно положениям Закона, в состав Научного и Идентификационного комитетов должны входить отечественные и зарубежные ученые, «які представляють наукову спільноту, є науковими лідерами, мають визначні наукові здобутки, бездоганну наукову репутацію та довіру в науковому середовищі» (ст. 21. п. 1). Особо подчёркнуто, что членами комитетов не могут быть учёные, которые являются руководителями организаций и высших учебных заведений. Такие требования к членам НК и ИК, а также фактически двухступенчатая выборность членов Научного комитета должны создать независимый и объективный орган по руководству научной сферой и лишить возможности злоупотреблений и коррупции в работе административных органов МОН и НАН Украины.

Стало понятно, что Минобразования теряет рычаги руководства наукой. И вот после длительной подготовки империя МОН наносит ответный удар — разработаны и переданы в Кабинет Министров Украины на рассмотрение и утверждение «Предложения МОН относительно оптимального развития отечественной науки» (см. сам документ и его критику в статьях «Оптимальная модель: сами себе реформаторы» Л. Суржик и П. Усатенко, (ЗН, №43–44) и «Ход конём, или Неожиданная эволюция «тёмной лошадки»» А. Скорохода и Ю. Безвершенко (ЗН, №45)).

В документе МОН использован основной принцип японской борьбы джиу-джитсу: «не идти на прямое противостояние, чтобы победить». Поэтому основные положения Закона не критикуются, но их практическое выполнение предлагается возложить на МОН. Сквозь многословие общих правильных слов отчётливо проглядывает суть: дайте, дайте нам ещё поруководить наукой, но уже правильно; мы так хорошо умеем запрещать и разрешать. Предлагают из чиновников МОН и НАНУ создать Межведомственный совет по координации фундаментальных и прикладных исследований, который перетянул бы на себя важнейшую функцию Научного комитета, а именно — аттестацию и определение рейтингов научных организаций и высших учебных заведений.

Реализация этого коварного плана может дать в руки чиновников огромные рычаги влияния и широкие возможности для злоупотреблений. На самом деле основные, хотя и не всеобъемлющие, критерии аттестации учёных и научных организаций общеизвестны и достаточно просты — это наличие выигранных грантов, проектов и контрактов; количество печатных научных трудов и их цитирование в рейтинговых англоязычных научных журналах; индекс Хирша, который представляет собой суммарное число ссылок на работы учёного, отражает их актуальность и таким образом является объективным показателем его работы. Он рассчитывается автоматически с использованием базы данных Scopus на основе информации о журнальных статьях и материалах конференций. Подобные показатели работы отдельных учёных, научных учреждений и высших учебных заведений Украины можно легко найти в интернете.

Всё это чиновники МОН давно могли бы сделать, установить и устранить хотя бы имитаторов от науки, если на это было бы их желание и воля. Однако они этого не делали и не сделают в будущем, что бы сейчас не обещали.

Ниже в таблице приведены полученные из интернета данные, отражающие рейтинги Национальных академий наук Украины. Беглый взгляд на таблицу показывает, что три академии — НАНУ, НАМН и НААН — выполняют актуальные научные работы, отмеченные в международной базе данных, а две — НАПН и НАПрН — не фигурируют в ней и, следовательно, не производят какую-либо значимую мировую научную продукцию.

Рейтинг Национальных академий Украины согласно базе данных Scopus, 2016 г.

Известными «достижениями» НАПН является наличие в их составе 60 действительных членов академии, 37 иностранных академиков и 85 член-корреспондентов. Однако такое огромное количество членов НАПН почему-то не приводит к повышению уровня образования в Украине. Соответственно, НАПрН состоит из 47 действительных членов и 93 член-корреспондентов. Показательным фактом является то, что даже такие маститые учёные, как президент НАПН В. Г. Кремень и академик НАПрН и НАНУ В. М. Литвин не имеют ни одной цитируемой работы в базе данных Scopus. Подобная наука пригодна лишь для внутреннего потребления и служит для получения научных степеней и званий, престижных административных и руководящих должностей. Такие плачевные результаты вызывают законный вопрос: а нужна ли нам такая наука и сами НАПН и НАПрН?

Ещё более удручающую картину научной деятельности большинства национальных и государственных высших учебных заведений Украины можно видеть из следующей таблицы, а более подробно на сайте ru.osvita.ua.

Рейтинг университетов Украины согласно научнометрической базе данных Scopus, 2016 г.

Наивысшие научные достижения имеет Киевский национальный университет им. Тараса Шевченко с высоким индексом Хирша, равным 75. Однако уже начиная со второй половины списка всех 128-ми национальных и государственных университетов (65-е место, индекс Хирша — 8) научные результаты более чем скромные и далее (со 114-го места) они ничтожны. Конечно, такие скудные результаты большинства университетов, которые не имеют права называться национальными, будут объяснять огромной загруженностью преподавательского состава учебным процессом, отсутствием материальной и технической базы для научных исследований. Но зачем же производить никому не нужную научную продукцию?

Так может быть, МОН не следует принуждать такие университеты заниматься «наукой» и тратить на это трудовые и материальные ресурсы, имитируя научную деятельность? Почему МОН до сих пор не обращал на это внимания и не принимал никакого решения по исправлению этой удручающей картины? Неужели только сейчас, когда МОН теряет рычаги влияния на науку, чиновники вдруг прозрели и возжелали что-либо кардинально изменить? Не верится! Тем более что МОН в лице заместителя министра М. Стрихи (ЗН, №45) упорно отстаивает свои реваншистские планы — ему не нужно никакой независимой от него экспертизы и аттестации, а важно исключить участие в управлении наукой самих учёных.

Ближайшие месяцы покажут, сможет ли правительство Украины и научное сообщество отразить атаку чиновников МОН на восстановление своего многолетнего губительного руководства наукой в Украине и привести в действие позитивные положения Закона Украины «О научной и научно-технической деятельности», или же реванш чиновников от науки состоится и мы окажемся в том же бюрократическом болоте, где сейчас и находимся.

Данная рубрика является авторским блогом. Редакция может иметь мнение, отличное от мнения автора.