О Карфагене и его разрушения. Опасность российских либеральных проектов в Украине

После длительных и не очень приятных размышлений, решил для себя, что в любом случае буду поддерживать, даже морально, российские проекты в Украине — проекты российских «оппозиционеров», «либералов», «беженцев» и другие. Почему?

***

Первое. Любые общественные проекты русских «в изгнании» прямо или косвенно входят в орбиту политических лидеров, которые позиционируют себя в качестве альтернативы Путину.

На мой взгляд, который, конечно, может быть ошибочным, существенная черта этих лидеров, например, Навального и Ходорковского, заключается в том, что они являются реалистами, которые понимают для себя, что получить власть в этой стране возможно только в одном случае — если кто-то из них станет легальным преемником Путина.

Они, думаю, ожидают, что со временем сложится такой уровень политической напряженности в России и кризиса в отношениях с Западом, когда Путин будет вынужден гасить ее неформатными кадровыми решениями.

Что он будет вынужден уступить власть в пользу неформатных «оппозиционных» лидеров, которые гарантируют ему перезагрузкой отношений с США, заключение нового социального договора с российским обществом, сохранения статус-кво по усилению влияния России в регионе и территориальных приобретений, и, конечно, личную неприкосновенность .

И Навальный, и Ходорковский, не дожидаясь приглашения к переговорам, уже публично предоставили ему все необходимые гарантии. И эти гарантии — не только для Путина, но и для российского общества, квинтэссенцией которого Путин и есть.

Для нас это означает только одно — преемники Путина, в случае реализации подобного или любого другого сценария, будут инициировать выход России из Донбасса, но точно не вернут нам Крым.

Алексей Навальный — новый фронтмен российской оппозиции

Что «новая Россия» постарается и в дальнейшем затягивать нас назад, в свою орбиту, но уже путем мягкого влияния. Что видозминена концепция «русского мира» будет и в будущем применяться в нашу страну направления и через европейских партнеров. Что эта страна и в дальнейшем будет пытаться присвоить себе доминантную позицию в регионе за счет соседей.

Поскольку именно в этом и заключается долгосрочный запрос российского общества, так метко схватил свое время Путин и его окружение.

То есть, любая общественность, которая ориентирована на внутриполитические процессы в России, уже, по своей сути, работает против Украины.

Со временем, после достижения своей цели там, в России, «консервы» станут инструментами российского влияния здесь, в Украине.

К сожалению, они станут «якорями», которыми новая власть России будет подтягивать нас к себе, терпеть и заставлять идти на компромиссы, в том числе — моральные.

***

Второе. Некоторые иностранные стейкхолдеры Украины живут и работают в ложном дискурсе — дискурсе, который называется «русский мир».

В нем Россия играет роль и воспринимается как региональный лидер, субъект региональных политических процессов, а Украина является объектом российского влияния.

Могу ошибаться, но довольно часто, общаясь с иностранными чиновниками, экспертами, замечаю, что они и их действия в Украине опосредованно сфокусированы на внутренних вопросах России.

То есть, мы до сих пор воспринимаемся лишь как инструмент, площадка влияния на российские внутриполитические и общественные процессы. И наша субъектность в этой системе, в долгосрочном периоде, сводится к минимуму.

Затем, когда это влияние на Россию завершится победой сил, альтернативных путинской системе, некоторые наши союзники объективно начнут играть роль стейкхолдеров именно России.

Бывший депутат Госдумы Илья Пономарев давно поселился в Киеве

Они станут той внешней силой, которая также будет заставлять нас обнулить отношения с «новой Россией», пойти ей на уступки, снова начать воспринимать себя в качестве «младшего брата».

Это — ложная история.

И наша задача состоит в том, чтобы постепенно вводить наших партнеров в новый конструктивный дискурс, в котором есть только два субъекта: «Западный мир» и «Украина». И никакой России в качестве третьей стороны конструктивного взаимодействия.

Один из самых простых шагов, которые можем в этом направлении делать мы — не легитимизировать проекты российских граждан в Украине, поддерживаемые нашими союзниками, но которые сосредоточены на российском повестке дня.

Надо понимать, что россиянам нужна Россия, а нам — нет. У нас есть Украина, и мы имеем собственные амбиции в восточно-европейском регионе.

***

Третье. Приближается время, когда часть российского общества, через экономический и политический коллапс в РФ, будет вынуждена искать убежища именно в Украине. Почему в Украине?

Из-за значительного распространения русского языка (не надо учить государственный язык), условную культурную близость, восприятие Украины как части России …

И это со временем создаст для нас серьезные вызовы.

Одним из таких вызовов станет то, что будет создано риски для сохранения и воспроизводства украинской этнической идентичности, украинского языка, проукраинского проевропейского дискурса.

Беженцы станут сильной частью влияния русской ментальности, российской политической культуры на процессы в нашей стране. Впоследствии они также станут влиятельным электоральным фактором.

Почему так? Потому что русские очень сильно отличаются от нас. И, что важно, они абсолютно этого не понимают.

К сожалению, они до сих пор считают нас частью себя, частью своего культурного ареала. И в их ментальности, которые и сотни лет назад, доминируют месийнисть, ескпансионизм и вера в эффективность агрессивных экстенсивных методов освоения реальности. Также в них есть большие проблемы по культурной адаптации в новых условиях.

***

Мария Гайдар стала советницей украинского Президента. Фото: Корреспондент

Поэтому задаю себе вопрос: есть ли смысл помогать создавать в Украине новый «Бруклин»? Среда, ориентировано на Россию, а не Украину?

Среда, в будущем не будет, или не сможет интегрироваться в украинское общество на условиях украинского общества?

Которое не будет лояльным к украинскому государству и государственности вообще? Которое не будет лояльным к украинскому внутриполитического курса и украинских внешнеполитических амбиций?

Единственный вывод, который приходит в голову, заключается в том, что россияне должны открывать себя в качестве Украинский. Что они должны открывать для себя Украину, перерождаться в качестве неофитов украинской европейской идеи.

И мы ни в коем случае не должны предоставлять им инструментов для того, чтобы строить здесь, на нашей территории, альтернативную Россию.

Прошу учесть, что не является истиной в последней инстанции, и изложенное — лишь частное мнение, плод длительных рефлексий на тему огромного количества текстов в «либеральных» российских СМИ.

Сергей Костинский — член Национального совета Украины по вопросам телевидения и радиовещания.