УПЦ Московского патриархата попыталась дистанцироваться от Москвы. Неубедительно

УПЦ Московского патриархата попыталась дистанцироваться от Москвы. Неубедительно.

В субботу в харьковском Свято-Покровском мужском монастыре прошло праздничное заседание Священного синода УПЦ. Праздновали 25-ю годовщину проведения Харьковского собора. Того самого, на котором с Киевской кафедры «ссадили» митрополита Филарета (Денисенко, ныне глава УПЦ Киевского патриархата) и избрали митрополита Владимира (Сабодана, ныне покойного).

Как бы не с Москвой (на самом деле с ней)

Примечательно, что решения Харьковского собора украинское государство подчёркнуто отвергло. Заявление Президиума Верховной Рады Украины от 15 июня 1992 года гласит: «Рада у справах релігій при Кабінеті Міністрів України, вивчивши правомірність Харківського Собору УПЦ, визначила, що він проведений з порушеннями Статуту Української православної церкви, а тому його рішення не можуть бути визнаними». Но речь о событии не четвертьвековой давности, а о вчерашнем.

Синод:
1) подчеркнул историческое значение Харьковского собора;
2) высказал своё «фе» законодательным инициативам в церковной сфере;
3) выразил недовольство вмешательством Министерства культуры Украины в работу областных государственных администраций (чем должна была бы заниматься прокуратура, а не Синод УПЦ);
4) решил ряд внутренних кадровых вопросов.

Но вне журналов заседаний Священного синода было принято обращение, которое нам особенно интересно.

Как бы не с Москвой (на самом деле с ней)

Фото Eparhiya.od.ua

В своём обращении от 27 мая 2017 года Священный синод УПЦ заявил: «Ми вкотре наголошуємо, що керівний центр Української Православної Церкви, яка, відповідно до свого Статуту, є самостійною і незалежною у своєму управлінні та устрої, знаходиться в Києві. Саме в Києві приймаються всі рішення, пов’язані з діяльністю Української Православної Церкви. Не треба називати нас «Московською Церквою» лише тому, що ми бережемо тисячолітню духовну традицію, яка бере початок від Володимирового Хрещення Київської Русі у благословенних водах Дніпра і об’єднує мільйони вірян, які мешкають сьогодні і в Москві, і в Мінську, і в Кишиневі, і в багатьох інших містах і державах по всьому світу».

То есть просят не считать их московской церковью. Имеют право – но насколько они при этом искренние?

Сопоставим это заявление с основным документом, регулирующим жизнь РПЦ и её частей. Это действующий Устав Русской Православной Церкви, опубликованный на официальном сайте этой организации.

Вот что он гласит.

Глава I пункт 3: «Юрисдикция Русской Православной Церкви простирается на лиц православного исповедания, проживающих на канонической территории Русской Православной Церкви: в Российской Федерации, Украине, Республике Беларусь, Республике Молдова, Азербайджанской Республике, Республике Казахстан, Китайской Народной Республике, Кыргызской Республике, Латвийской Республике, Литовской Республике, Монголии, Республике Таджикистан, Туркменистане, Республике Узбекистан, Эстонской Республике, Японии, а также на добровольно входящих в неё православных, проживающих в других странах».

То есть любой гражданин Украины православного исповедания, согласно этому положению, автоматически и безоговорочно попадает под юрисдикцию РПЦ. Примечательна последняя часть предложения: граждане других стран входят в юрисдикцию РПЦ «добровольно».

Глава I пункт 5: «Канонические подразделения Русской Православной Церкви, находящиеся на территории иных государств, могут быть зарегистрированы в качестве юридических лиц в соответствии с существующими в каждой стране законами».

Отсюда следует, что вопреки утверждению киевских синодалов, они таки являются каноническим подразделением РПЦ.

Глава IV пункт 3: «Имя Патриарха Московского и всея Руси возносится за богослужениями во всех храмах Русской Православной Церкви по следующей формуле: «О Великом Господине и Отце нашем (имя), Святейшем Патриархе Московском и всея Руси»».

То есть везде, где, как, например, в Киево-Печерской Лавре, поминается имя московского патриарха, – там и есть РПЦ.

Глава V пункт 4: «Постоянными членами являются: по кафедре — митрополиты Киевский и всея Украины; Санкт-Петербургский и Ладожский; Крутицкий и Коломенский; Минский и Слуцкий, Патриарший Экзарх всея Белоруссии; Кишинёвский и всея Молдовы; Астанайский и Казахстанский, глава Митрополичьего округа в Республике Казахстан; Ташкентский и Узбекистанский, глава Среднеазиатского митрополичьего округа; по должности — председатель Отдела внешних церковных связей и управляющий делами Московской Патриархии».

Здесь примечательно, что в состав Синода не входят предстоятели «действительно» автономных церквей в рамках РПЦ – Китайской и Японской, а митрополит Киевский как предстоятель всего лишь «самостоятельной» церкви – входит.

Далее следуют несколько разделов, посвящённых отдельным частям РПЦ.

Глава X пункт 1: «Автономные Церкви, входящие в состав Московского Патриархата, осуществляют свою деятельность на основе и в пределах, предоставляемых Патриаршим Томосом, издаваемым в соответствии с решениями Поместного или Архиерейского Собора».

Глава X пункт 2: «Решение об образовании или упразднении Самоуправляемой Церкви, равно как и определение её территориальных границ, принимается Поместным Собором».

А в главе X пункте 15 приведён исчерпывающий список автономных церквей: «Автономными являются:

Китайская Православная Церковь;
Японская Православная Церковь».
Как видно, согласно Уставу РПЦ, среди автономных церквей УПЦ не числится. Однако есть ещё «самоуправляемые церкви».

Глава XI пункт 1: «Самоуправляемые Церкви, входящие в состав Московского Патриархата, осуществляют свою деятельность на основе и в пределах, предоставляемых Патриаршим Томосом, издаваемым в соответствии с решениями Поместного или Архиерейского Собора».

Глава XI пункт 2: «Решение об образовании или упразднении Автономной Церкви, равно как и определение её территориальных границ, принимается Поместным Собором».

А в главе XI пунктах 16–18 приведён исчерпывающий список автономных церквей:

«16. Самоуправляемыми являются:

Латвийская Православная Церковь;
Православная Церковь Молдовы;
Эстонская Православная Церковь.
Самоуправляемой частью Русской Православной Церкви является Русская Православная Церковь Заграницей* в исторически сложившейся совокупности её епархий, приходов и других церковных учреждений.
Нормы настоящего Устава применяются в ней с учётом Акта о каноническом общении от 17 мая 2007 года, а также Положения о Русской Православной Церкви Заграницей с изменениями и дополнениями, внесёнными Архиерейским Собором Русской Зарубежной Церкви 13 мая 2008 года.

Украинская Православная Церковь является самоуправляемой с правами широкой автономии».
Конечно, здесь есть и оговорка: «В своей жизни и деятельности она руководствуется Томосом Патриарха Московского и всея Руси 1990 года и Уставом Украинской Православной Церкви, который утверждается её Предстоятелем и одобряется Патриархом Московским и всея Руси». Однако поскольку Устав РПЦ предусматривает особый Устав УПЦ, это в то же время означает, что устав РПЦ превалирует над Уставом УПЦ.

Уловить разницу между двумя статусами не так просто, тем более что славянский термин – калька греческого.

Однако отличия в статусе фундаментальные.

Глава X пункт 4 гласит: «Предстоятель Автономной Церкви избирается её Собором», – а глава XI пункт 4: «Предстоятель Самоуправляемой Церкви избирается Собором из числа кандидатов, утверждаемых Патриархом Московским и всея Руси и Священным Синодом». Отсюда следует, что китайцы и японцы выбирают своего митрополита сами, а украинцы вынуждены выбирать из кандидатур, навязанных патриархом и российским Синодом.

Более того, в главе XI пункте 8 указано: «Решения об образовании или упразднении епархий, входящих в Самоуправляемую Церковь, и об определении их территориальных границ принимаются Патриархом Московским и всея Руси и Священным Синодом по представлению Синода Самоуправляемой Церкви c последующим утверждением Архиерейским Собором».

А теперь перейдём к пункту 9 этой же главы: «Архиереи Самоуправляемой Церкви избираются Синодом из кандидатов, утверждённых Патриархом Московским и всея Руси и Священным Синодом». То есть в Украине не может быть архиереев, чьи кандидатуры не были изначально утверждены Москвой. Собственно, в этом и заключается причина выступлений против законопроекта № 4511. Ведь епископам, прошедшим согласование в Москве, не всегда будет удобно проходить следующее согласование в государственном органе Украины.

Я думаю, что после ознакомления с приведёнными положениями Устава РПЦ каждый в состоянии сделать вывод, насколько заявление членов Священного синода УПЦ соответствует действительному статусу УПЦ в рамках РПЦ.

Как бы не с Москвой (на самом деле с ней)

Фото Eparhiya.od.ua

P. S. Также мне совершенно непонятно, что подразумевали авторы заявления в этом предложении: «Не треба називати нас «Московською Церквою» лише тому, що ми бережемо тисячолітню духовну традицію, яка бере початок від Володимирового Хрещення Київської Русі».

С момента принятия крещения Руси в 988 году до 1688 года Киевская митрополия входила в состав Константинопольского Патриархата. То есть семьсот лет из «тысячелетней традиции» прошли под омофором Второго Рима, а не Третьего. А Третий Рим «уважил» Киевскую митрополию упразднением и низведением киевских митрополитов до уровня епархиального архиерея с пышным историческим титулом.

*Слитное написание «заграницей» (вопреки официальному русскому правописанию) в соответствии с уставными документами РПЦЗ – Положению о Русской православной церкви заграницей.

Данная рубрика является авторским блогом. Редакция может иметь мнение, отличное от мнения автора.